Поддержка семьям в Финляндии

В Хельсинки находится центр семейной реабилитации, в котором семьи учатся жить по-новому. В центре помогают родителям и детям жить и общаться безопасно и спокойно, предлагают родителям новые модели поведения и воспитания.

Читать статью

«Наказывать ребенка ремнем недопустимо», – считает социальный инструктор семейного центра г. Хельсинки. В центре помогают родителям и детям жить и общаться безопасно и спокойно, предлагают родителям новые модели поведения и воспитания. Поддержка родителей позволяет детям быть детьми в безопасном окружении взрослых.

Система защиты детей в Финляндии четко урегулирована законом. Если ребенок по каким-либо веским причинам нуждается в срочном размещении под временную опеку, его можно в срочном порядке забрать из семьи максимум на 30 дней. Решение об этом принимает муниципальный социальный работник.

«Если вернуть домой ребенка не получается, например, из-за недостаточной заботы о нем или из-за того, что сам ребенок подвергает опасности свою жизнь, то его помещают под опеку по принципу ”чем ближе – тем лучше”. В первую очередь, к близким родственникам, далее – в приемную семью и только в последнюю очередь – в приют», – поясняет директор Центра семейной реабилитации Оулункюля в Хельсинки Ойли Грёнрус.

Родителям пытаются помочь, составляется план реабилитации, чтобы ребенок смог вернутся домой. В Центре семейной реабилитации Оулункюля как раз над этим и работают: здесь люди учатся взаимодействовать как семья.

«Но даже если ребенка временно размещают в приют – это не значит, что навсегда. Далее ситуацию семьи рассматривают два раза в году, и, если положение улучшается, ребенка возвращают в семью», – отмечает Грёнрус.

Помощь всей семье

«Цель программы центра семейной реабилитации, т. н. семейного дома, – это работа по укреплению отношений между родителями и ребенком, – рассказывает Грёнрус, – помощь родителям в понимании потребностей ребенка, а также в укреплении их внутренних ресурсов». Работа проводится вместе с родственниками и официальными лицами, возможны консультации со специалистами, кроме социального работника, например, с психологом, кризисным терапевтом и врачами.

4035-perhekoti3_550-jpg

В центрах семейной реабилитации помогают всей семье, поясняет Ойли Грёнрус. Фото: Jessica Finnilä

Работа с семьями состоит из трех циклов: этап мотивации в домашних условиях (2 месяца), этап нахождения в отделении «семейный дом» (8 недель) и интенсивная работа с семьей в домашних условиях (4 месяца).

Первый этап заключается в визитах сотрудников на дом 1-2 раза в неделю, оценке ситуации в семье и разработке общих целей реабилитации.

Второй этап проводится в отделении «семейного дома», где у каждой семьи своя квартира со всеми удобствами. Есть также общая кухня, гостиная и детская игровая комната. На шесть семей приходится 14 сотрудников. Этот этап включает в себя индивидуальную и групповую работу, а также совместные обеды, прогулки, хобби, праздники.

Грёнрус говорит, что второй этап важен, поскольку, когда семья круглосуточно находится в центре, хорошо видны ее сильные и слабые стороны. Астапенко подчеркивает значение работы в группах: «Очень важны занятия в группе взаимоподдержки, где все шесть семей работают вместе и учатся друг от друга».

В течение второго этапа семьи продолжают обычную жизнь: дети ходят в школу, а родители по возможности берут отпуск. Выходные семьи проводят у себя дома.

На последнем этапе семья возвращается домой и продолжает свою работу уже там. Закрепляются изменения, достигнутые на предыдущих этапах. Напарник из центра посещает семью дома, вместе планируется дальнейшая поддержка семьи.

Главное – позволить ребенку быть ребенком

4035-perhekoti2_b_550-jpg

Артур Астапенко работает в Центре семейной реабилитации Оулункюля, в г. Хельсинки. Фото: Jessica Finnilä

Инструктор центра Артур Астапенко переехал в Финляндию восемь лет назад, и уже больше года работает в Центре семейной реабилитации. По специальности Астапенко психолог, окончил университет в Томске. Чтобы приравнять русский диплом к финскому, ему будет нужно продолжить учебу в университете, что Астапенко и собирается делать.

В центре семейной реабилитации у Астапенко и его напарника две «свои» семьи, с которыми они занимаются: «Основная задача заключается в том, чтобы мотивировать семью, всех ее членов к новой жизни. Для этого не обязательно сидеть в комнате переговоров, мы можем взять машину, поехать на гриль или пойти в спортзал. Главное – дать ребенку опыт безопасного, комфортного общения со всеми членами семьи, достаточно для этого времени».

Сложности воспитания

Астапенко тоже подчеркивает главенство закона: «Ты должен соблюдать закон, обращаться со своими детьми законно. Не важно, откуда ты приехал. Во многих странах наказать ребенка, например, ремнем – обычное дело.»

«Родителям это иногда кажется более действенным методом, есть ситуации, в которых кажется, что ребенка надо шлепнуть, допустим, если он засунул пальцы в розетку. Наверное, есть какие-то моменты, в которых представляется возможным аргументировать эту позицию. Но закон сказал – нельзя, да и с точки зрения воспитания нельзя. Можно обойтись без этого, но сделать это очень трудно. Для этого надо многое уметь – и мы учим здесь, в том числе, как раз и этому».

Фото: Jessica Finnilä В игровой комнате дети играют вместе друг с другом. Фото: Jessica Finnilä Находясь в семейном доме, семьи продолжают обычную жизнь.

В игровой комнате дети играют вместе друг с другом.Фото: Jessica Finnilä

Фото: Jessica Finnilä В игровой комнате дети играют вместе друг с другом. Фото: Jessica Finnilä Находясь в семейном доме, семьи продолжают обычную жизнь.

Находясь в семейном доме, семьи продолжают обычную жизнь.Фото: Jessica Finnilä

Астапенко подчеркивает, что русским в Финляндии, бывает, сложно просить помощи у официальных представителей. «В России нет, например, единой системы выдачи зарплаты, некоторые до сих пор получают зарплату в конвертах – как же там могла бы быть единая система по опеке детей или семейной реабилитации? Мешает недостаток информации и недопонимание. Ведь в Финляндии социальная служба может дотянуться до любой семьи, но это не значит, что детей забирают у родителей. Тут важно понять, что все касающиеся семей решения принимает не один человек, да и решение это всегда можно обжаловать».

Все семьи уникальные

Астапенко отказывается сказать что-либо определенное о финских и не только семьях, мотивируя это тем, что «все люди уникальные и все семьи уникальные. Да и детям наплевать на национальный вопрос, им все равно, какого цвета кожа».

Город Хельсинки продвигает многокультурность и, согласно его установке, в коллективах должны работать представители разных культур. В семейном центре работают, кроме финнов и русских, эстонец и египтянин. Персонал центра регулярно посещает организованные городом тренинги по многокультурности. «К тому же, мы учимся у своих клиентов и у своих коллег», – отмечает Грёнрус.

Астапенко согласен с Грёнрус: «У нас замечательный коллектив, где все общаются на равных». От носителей разных культур, по его мнению, много пользы. «Конечно если наши клиенты – русскоговорящие, то мне с ними легко общаться. Но, кроме этого, польза еще и в том, что человек со стороны другими глазами смотрит на ситуацию. Даже мимоходом брошенная фраза может что-то изменить. И клиенты довольны», – добавляет он.

 

Текст: Анна Руохонен, октябрь 2012 г.

Читать далее на сайте «Это Финляндия»

Читать далее
Опекунство и права ребенка в Финляндии

Опекунство и права ребенка в Финляндии

Опекунство над ребенком означает обеспечение прав ребенка на оберегаемый рост, развитие и благосостояние. Опекуны ребенка имеют право решать вопросы, касающиеся ухода, воспитания, места жительства и других личных дел ребенка.