В финских детективах льется кровь

Сцены жестоких убийств не вяжутся с представлением о Финляндии, если только речь не идет о финских криминальных романах.

Читать статью

Жестокие убийства, кровавые сцены насилия – картины, которые никак не ассоциируются с Финляндией, если только, конечно, не перенестись в мир художественного вымысла. Популярность скандинавского криминального романа стремительно растет во всем мире, и вклад Финляндии в этот жанр поистине уникален.

Леденящее душу убийство, жертва с могущественными врагами в верхних эшелонах власти, следователь – незаурядный человек с огромным багажом личных проблем, жесткие требования к срокам раскрытия преступления, трения между следователем и руководством. Такая сюжетная линия не кажется новой, и можно подумать, что перед нами – еще один заурядный детектив, замешанный на избитых штампах и клише. Но не стоит спешить с выводами. В течение всего последнего десятилетия криминальные романы, действие которых разворачивается в Северных странах, постоянно становятся бестселлерами, а фильмы, созданные на их основе, становятся лидерами кассовых сборов.

Модель мира в черных тонах – мировоззрение нуар

3411-nordicnoir_james-thompson_550px-jpg

Действия детективных романов американского автора Джеймса Томпсона происходят в Финляндии, в которой он живет уже многие годы и которая стала для него вторым домом. Фото: Дж. Томпсон

Американец Джеймс Томпсон свою писательскую карьеру сделал в Финляндии, где он живет уже целых 15 лет. Из-под его пера выходят детективные романы на обоих языках – финском и английском. В марте этого года в Англии вышел в свет его последний роман «Кровь Хельсинки» Helsinki Blood.

Томпсон предупреждает, что между обычным детективным романом и детективным триллером нуар (фр. noir – « черный») есть существенное различие: «Жанр нуар – это как бы модель мира, в которой преобладают темные тона, иногда сгущающиеся до беспощадных черных красок, кричащих своей безысходностью. В начале детектива нуар мир может находиться в гармонии, но гармония эта зыбкая, со зловещим оттенком. В финале преступление, конечно, раскрывают, виновных находят, но мир при этом не становится лучше, а главные персонажи не меняются, по крайней мере, не меняются в лучшую сторону».

«В финале добро совсем необязательно одерживает победу над злом, и а о счастливом конце даже не ведется речь, – объясняет Тапани Багге, чья новая книга «Красная тень» (Red Shadow) также была опубликована в марте этого года. – Мир нуар – более жесткий, хладнокровный, в финале истории многие персонажи погибают».

Критики, авторы, читательская аудитория – все, как один, пытаются разгадать секрет популярности жанра. По некоторым предположениям, глубинную причину надо искать в сложившемся у читателей всего мира представлении о модели благополучного скандинавского государства с высоким уровнем жизни.

Но наряду с этим существуют и более простые объяснения. Как Багге, так и Томпсон одинаково считают, что не что иное, как качество литературы принесло популярность жанру. «Успех серии романов Стига Ларссона ”Миллениум” побудил читателей обратить внимание на литературу Северных стран и помог им открыть новые имена среди скандинавских авторов криминальных романов», – подчеркивает Томпсон.

Бесконечные грани финского триллера нуар

Автор детективных романов Леена Лехтолайнен, характеризуя главную героиню своего последнего романа, отмечает: «Она не всегда следует букве закона, но никогда не преступает

Автор детективных романов Леена Лехтолайнен, характеризуя главную героиню своего последнего романа, отмечает: «Она не всегда следует букве закона, но никогда не преступает границы своих моральных принципов»Фото: Томас Уайтхаус

Леена Лехтолайнен, автор книги «Её враг» (Her Enemy), опубликованной в Англии весной 2013 года, приводит свою точку зрения: «Думаю, что читательницы проецируют образ моей героини на себя и хотят видеть в этой проекции не беспомощную жертву, а сильную личность, готовую противостоять ”плохим парням” и до конца бороться за справедливость, даже если приходится порой платить за это высокую цену. Основной тон романа выдержан в темных тонах, но кромешную темноту временами прорезают лучи света, исходящие от главной героини. Она может не всегда следовать букве закона, но все же никогда не преступит границы своих моральных принципов».

Несмотря на то, что в скандинавских криминальных романах можно найти некие схожие, объединяющие их элементы, все три автора приходят к выводу о том, что произведения, созданные в Финляндии, несут в себе особые, отличительные черты, выделяющие их из общего потока литературы Северных стран.

«У нас с Россией и общая история, и общая протяженная граница, и это невозможно забыть», – говорит Лехтолайнен. – Темперамент финнов в восточной части страны более схож с русским, нежели со шведским. Да, мы являемся частью Северных стран, но мы также были когда-то частью России, поэтому наши писатели всегда ощущают эту связь между двумя мирами и отражают ее в своих книгах».

«Финляндия – эксцентричная страна со своей спецификой, – считает Томпсон. – С точки зрения культурного наследия Финляндия совершенно уникальна, экзотична, не похожа ни на одну другую страну. Произведения, действия которых разворачиваются в Финляндии, могут перенести вас в совершенно иные миры и показать вам такие грани этих миров, о существовании которых вы никогда раньше даже не подозревали».

«Мы обладаем большим чувством юмора, чем другие нации, и в нас есть определенная финская ”чудинка”, – говорит Тапани Багге. – У нас больше выходит криминальных романов, написанных с точки зрения преступника или лица, вовлеченного в преступление, а не с точки зрения детектива, распутывающего преступление. Кроме всего прочего, финны не особенно разговорчивая нация. Поэтому диалоги наших персонажей всегда реалистичны, лаконичны, и диалоги играют очень важную роль в наших произведениях».

Во власти темноты и снега

3411-nordicnoir_jarkkosipila_lk_vesamoilanen_550px-jpg

Писатель Яркко Сипиля представлял Финляндию на встрече авторов скандинавских детективных романов во время фестиваля Nordic Cool 2013 в Вашингтоне. Фото: Веса Мойланен

Все три автора сходятся в том, что времена года, так же как и смена времен года являются очень важными элементами, поддерживающими сюжетную линию создаваемых ими произведений. – Леена Лехтолайнен говорит об этом так: «Времена года – это нечто большее, чем фон, на котором разворачиваются события. Погодные явления в романе несут особую смысловую нагрузку. Кроме того, в разные времена года финны ведут себя по-разному. Темное время года подвергает нас меланхолии».

«Когда я помещаю события романа в условия финской зимы, эти внешние условия становятся настолько важными, что они начинают играть почти самостоятельную роль в развитии сюжета, – рассказывает Томпсон. – Зима влияет на каждый аспект нашей жизни, мы подстраиваемся под нее, строим свою жизнь с учетом ее проявлений. Зима является нашей неотъемлемой частью, она может стать врагом и источником конфликтов, она формирует наш характер».

Тапани Багге видит в зиме определенную практическую пользу: «Темное время года, продолжающееся здесь долго, порождает темные идеи. Зимой трупы можно упрятать подо льдом замерзших озер или же в глубоких сугробах финских лесов».

«А с наступлением весенней оттепели из-под растаявших льдов и сугробов начинают показываться многие или даже большинство из тех, кто был объявлен пропавшим зимой», – добавляет Томпсон.

Книги многих финских авторов, в том числе Леены Лехтолайнен и Тапани Багге, переведены на многие иностранные языки и завоевали читательские симпатии во всем мире. Книги Леены Лехтолайнен также переведены на русский язык.

Текст: Дэвид Дж. Корд, июль 2013 г.

Читать далее на сайте «Это Финляндия»

Ссылки